Конец адского лета

Мою работу хотели большинство сотрудников отеля. Привязанности к офису или рабочему месту нет, свободно гуляешь где хочешь, общаешься с кем хочешь, раздаешь подарки гостям и вечно улыбаешься. Разве не мечта? Мной хотели быть до поры до времени, пока все мирно и спокойно, и клиенты довольны. Представители ресепшена бежали вперёд меня встречать гостей. То и дело цветы, сладости, фрукты и алкоголь слались в номера без моего ведома. Разные сюрпризы, мелкие хлопоты и экскурсии по отелю, вдруг становились чьей-то обязанностью. До поры, до времени. Стоило гостям предьявить претензию, пожаловаться или закричать, волшебный плащ феи крестной моментально сбрасывался, отправляя разъяренных гостей ко мне. Тут уж нечего было поделать. Я должна была исполнять свои прямые должностные обязанности.

Из всего руководства отеля, я была почти самым молодым менеджером. Первенство было у 23-х летней родственницы, занимающей позицию менеджера по эвентам. Она могла и накрытый стол на гостей обрушить, и скормить свинину арабским гостям. А в 5 вечера, хихикая себе под нос, уйти домой. Обычно, такого рода проблемы и их последствия улаживал дежурный менеджер. Солидный мужчина за 65, с огромным опытом за плечами. Особенно хорошо у него получалось успокаивать местных жителей, которые не очень любили общаться со мной, так как я не говорила по-гречески.

Буду с вами откровенна, меня не сильно любили. Кто-то завидовал моему тепленькому местечку, а кто-то никак не мог смириться с тем, что никому не известная 27-летняя девушка, да ещё и приезжая, никому не родственница, вдруг стала менеджером в этом отеле. Многие, от зависти или ревности распускали слухи о том, что я чья-то любовница. Некоторые подозревали, что я вообще получила работу благодаря знаниям русского языка и только.

Вообще, у местных жителей своя любовь к приезжему и сезонному персоналу. Ещё в иммиграционной службе вручают статус «инопланетянина» — alien registration, ну и относятся к инопланетным гостям по-особому. Из своего опыта скажу, что оформление разрешения на работу на Кипре — очень долгий, утомительный и не особо приятный процесс. Страшно представить сколько времени он занимает для граждан третьих стран, потому что мне, человеку с паспортом Евросоюза на это потребовалось четыре месяца. При подаче документов, клерк в очень грубой форме заявила, что без одной бумажки, которой у меня никогда не было, она разрешение на работу не выдаст. Была бы бумажка, распечатала бы документ сию же минуту. А так, придётся ждать и никто не знает сколько. Но так как они просто не могли отказать в выдаче этого документа, я и прождала четыре месяца. Существует в Евросоюзе единый закон который гласит, что любой житель ЕС при переезде в другую страну ЕС, автоматически имеет те же самые права, которые имеют местные жители. На Кипре же, все работает по своим правилам. Приезжих не любят и всячески «способствуют» их скорейшему внедрению в страну. При подаче на рабочее разрешение схема примерно следующая. Рассказываю о кипрской компании, и знаю что в иностранных фирмах дела обстоят по-другому. Приходишь в иммиграционную службу и говоришь — я приехал и хочу работать. Тебя спрашивают где работаешь. Если ответ из серии, что пока что нигде, тебя просят прийти тогда, когда будешь иметь рабочий договор на руках. Проходишь собеседование и соглашаешься на работу. Обещают 3-4 дня для подготовки контракта. Проходит неделя и ты начинаешь нервничать. Проходят две и ты тревожно звонишь с расспросами в чем же дело и не передумали ли они. Расслабленные киприоты отвечают, что так быстро дела не делаются и надо ещё подождать. Проходит месяц и у тебя наконец подписанный договор на руках. Бежишь в иммиграционную, тебя просят предоставить номер соц страхования. А этот номер не дают пока ты не отработаешь месяц, не получишь первую зарплату, и когда за тебя заплатят первый налог, вот тогда этот номер и предоставляют. Опять идёшь в иммиграционную со всеми бумагами, твоё дело долго рассматривают — это в лучшем, в худшем случае — твоё досье теряют. А теряют папки на Кипре частенько. Все из-за любви к нам, приезжим.

Сезонных работников на Кипре очень много. Повара, официанты, бармены, садовники, уборщики, танцоры и музыканты — все проходят через круги ада в процессе получения заветной желтой бумажки, разрешающей работать на острове. В отели каждый сезон набирают новых официантов и уборщиков, и тут царят иерархические отношения. У работника, проработавшего дольше, больше прав, чем у новичка. Но даже у самого древнего приезжего, нет столько прав, как у киприота. Киприот всегда будет начальником инопланетянина, даже если по организационному чарту это не так. Приехал ко мне в страну, значит я тебе дал работу, а значит я главнее.

То количество дедовщины которое я наблюдала в отеле каждый день меня пугало. Каждый, по возможности пытался скинуть хоть какую-то часть работы на новичка. Бывало и так, что древние работники просто исчезали в подвальных помещениях, пока новички пытались бороться с авралом. На собраниях менеджмента, тоже приходилось слушать о том, что эти приезжие ничего не знают, неопрятно выглядят и вечно ходят с уставшим видом. Тем не менее, никаких попыток как-то улучшить их состояние или внешний вид, в форме внеурочного выходного, замечено не было. Отличительная черта всех приезжих — при всей усталости, они никогда не брали больничные. Отгулы и отпускные им вообще не полагались, в нашем отеле. Современное проявление рабовладения в 21-м веке. Простуды, температуры, боли в ногах, спинах и других частях тела переносились в рабочем ритме. Помню, как в пятницу вечером, экстренно искала зубного, так как боль была невыносимой. В субботу утром в 10, прощаюсь с зубом мудрости, а уже через полтора часа, наглотавшись таблеток, мчусь на любимую работу. Взять больничный в пик сезона, да ещё в выходной — было немыслимо и абсолютно недопустимо. Я не могла подставить свою команду, а предложений о больничном от вышестоящих никогда не поступало.

Я окончательно убедилась, что дела в этом отеле очень плохи, когда в середине июля заявив о своих намерениях поехать на самую крупную выставку гостеприимства и туризма в Лондон, в ноябре, получила ответ «Зачем тебе это?» «Я работаю в этой сфере, и где если не в Лондоне узнать о новшествах этой индустрии?» Где, если не там, найти партнеров, познакомится с людьми занимающимися технологиями и развитием. Ведь отель на самом деле нуждался в клиентах в холодный сезон. Многолетняя практика показывает, что отели еле сводят концы с концами в зимнее время. Поэтому, многие закрываются на пол года, а персонал получает компенсацию, во время низкого сезона. В Атлантике Мирамаре все было по -другому. Люди которые работали по 20, 30 а то и по 40 лет имели отличные контракты, которые полностью покрывали любые болезни, предоставляли компенсации на случай сокращения в низкий сезон, двойную оплату на государственные праздники и выходные. У нас, приезжих, такой роскоши не полагалось. Персонал работал с одним выходным в неделю. Им удалось и меня обмануть. Несмотря на то, что в недельном расписании у меня всегда было 2 выходных, мой рабочий контракт разрешал мне отдыхать только 6 дней в месяц, вместо моих 8. Об этом я узнала только когда увольнялась, и рассчитывая на одну сумму, в итоге получила гораздо меньше. В итоге, я должна была отелю отработать определённое количество дней. Так как мой контракт был на греческом, что опять же, не совсем правильно с юридической точки зрения, я никогда не проверяла, что же в нем написано. Это сейчас я многое знаю, так как пообщалась на эту тему с огромным количеством людей, которые проходили через неприятные увольнительные моменты с кипрскими работодателями. Тогда же, я жила в изоляции и наивно верила в то, что мне говорили.

Все сотрудники,  без исключения платили взнос из зарплат профсоюзу. Он должен был обеспечить работой или выделить компенсацию в случае болезни или лишения рабочего места. На самом деле, такую помощь получали только местные. В те дни, когда сотрудники профсоюзов приходили в отель с инспекцией, персонал был предупреждён, что одно лишнее слово или жалоба и они об этом пожалеют. Вопросы были такие: «Ты отдыхаешь положенные 2 дня в неделю». «Твоя зарплата достигает законного минимума по стране?» Сотрудники врали. Они боялись. Ведь никто их не защитит, случись что. Минималку они, тоже, не получали. Отель экономил как мог. А экономия на незащищенных сотрудниках, самый оптимальный вариант. Помимо того, что отношения между верхушкой и рабочими были и без того натянуты, в отеле существовал негласный закон. Все сотрудники должны были пройти фэйс-контроль у нашего ген менеджера. Ему было неинтересно какие у человека квалификации, опыт, знание языков. Главное, чтобы лицо было милым, а тело красивым. Девушкам приходилось очень не легко. Стоило кому-то не соответствовать его стандартам, он запрещал сотруднику вовсе работать, либо из работы Бэк Офиса он не выходил. «Пусть делает что угодно, только на люди не выпускай». И что ты поделаешь? Хозяин — барин.

Когда в конце ноября 2015 года, сезон плавно переходил в спящий, крушение русского самолета в Египте заставило всех сотрудников найти в себе силы на продолжение работы. Силы были у всех на исходе. 7 месяцев тяжелой работы, бессонных ночей, нервов, слез, одиночества, недопонимания, недооценки и прочих других факторов, которые испытывал персонал, никак не хотели заканчиваться. Туристов летящих в Египет перенаправляли на Кипр. На самом деле, уровень отелей в Египте гораздо выше, чем на Кипре. То же самое  касается проживания и еды. Не будем забывать о том, что в Египет обычно летают на All Inclusive, который на Кипре немыслимо дорогой, особенно вне сезон. Людей заплативших за 5 звёзд и All Inclusive, ожидали 4 звезды и максимум завтрак-ужин. Количество отелей, работающих по системе All Inclusive на Кипре не так уж и велико, а значит места для туристов получивших все свои требования были очень ограничены. Каждый день люди прибегали из соседних отелей, проверить не поселили ли их в худших условиях, чем их знакомых. Кто-то просился к нам и был готов доплатить за All Inclusive. Кого-то не устраивал отель на отшибе. Люди всякими методами пытались создать себе комфорт, который, в спешке, не смог предоставить тур оператор.

Ноябрь стал для меня самым тяжелым месяцем. Такое количество жалоб, истерик, гнева, слез и претензий не накопилось за весь сезон. У меня не хватало русскоговорящего персонала. Мои студенты давно разъехались по университетам. Английские гости, специально приехавшие в ноябрьскую тишину и спокойствие, лезли на стены от шума, количества гостей и русской речи. Кипр и Лимасол в частности были переполнены русскими туристами. Работы было так много, что у всех нервы были на пределе. В один из заездов, приехало очень много ВДВ-шников, которых выносили из автобусов и сбрасывали на диваны. Их было много и они были очень пьяные. Когда они просыпались, то начинали буянить, кричать, грозились всех убить и естественно требовали кого-нибудь говорящего на русском. Алкогольные напитки им было запрещено наливать, а значит очень много угроз и криков приходилось на мою долю. Нецензурная брань доносилась из разных уголков лобби. Когда гости совсем переходили черту, в силу отсутствия охраны в отеле, я просила ребят покрепче из бара или ресторана поднять шумных гостей в номера. Иногда на помощь приходили и туристы, которым по всей видимости было жалко меня и стыдно за соотечественника. Руководство отеля в данной ситуации не проявило никаких мер по безопасности, несмотря на мои просьбы. Случись что, сбегалась мужская часть сотрудников и как на базаре, все махали кулаками и кричали. С моей стороны, я делала что могла, что бы успокоить буйных туристов, и всячески одаривала тех, что на них жаловались.

В один из вечеров во время ужина, после очередного тяжелого дня насыщенного буйными туристами, в ресторан вбежал генеральный менеджер и изо всех сил начал кричать на меня. При всех, во время ужина. Мои попытки его успокоить и обьяснить, что его крики не прибавят ему в имидже, не дали результата. Он орал и обвинял меня в том, что я не хочу выполнять свою работу. Я была в полном недоумении, ведь в последнии дни, я то и дело успокаивала, кормила и укладывала спать бушующих туристов. Это продолжалось нон-стоп и я совсем выбилась из сил. Я выслушивала угрозы, маты, на меня поднимали руки в попытках меня ударить, и конца этому не было. Такой маленький ад из которого не было выхода. Очередных обвинений и криков, исходящих от моего руководителя я не стерпела. Сказав, что и так сделала больше, чем должна была, и поэтому он не имеет права от меня что-либо требовать, я спросила будет ли отель готов оплачивать мне пластическую операцию, заряди мне кто-то из гостей бутылкой или кулаком по лицу. Не ответив на мой вопрос, он отправил меня домой, остыть и прийти в себя. В тот момент, я уже знала, что обратно ни за что не вернусь. Разве что напишу увольнительную. Пока я спокойно собирала свои вещи, дожидаясь мужа, ко мне подходили ошарашенные гости, в недоумении что же это было. Сдерживая слезы, я отвечала, что у всех была та ещё неделька, и что им не стоит волноваться. Сев в машину и увидев мужа, я заревела от обиды и сквозь слезы пыталась связать хоть пару слов. Не получилось. Мне было так больно и так обидно уходить с работы, которую любила, но я знала, что люди с которыми работала, меня совсем не достойны. Да, я бросила их, когда они больше всего во мне нуждались. Но пора было заканчивать этот путь. Хуже было некуда. В тот момент я пообещала себе, что никогда не буду работать с киприотами и под их руководством. Пусть они дружной, семейной компанией продолжают жить в вымышленном идеальном мире, где все — это никто, а они — боги. И я рада, что сумела сдержать своё обещание.

 

Часть 1 тут

Часть 2 тут

Часть 3 тут

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *